зайчик

mop_78


Не пнешь не покатится


Война на море. Охота на «Малый охотник»
зайчик
mop_78
   Некоторые эпизоды войны на море, не расписаны подробно, но всегда упоминаются, так как они являются составными частями произошедших в дальнейшем событий (в данном случае речь идет про потопление немецкой подводной лодки U-250). Событие описывается на основе боевых документов написанного по горячим следам, когда еще ни кто не знал о последующих далее событиях, используется также и воспоминания участников событий.
   17 июля 1944 года в 14.30 командир катера МО-304 капитан-лейтенант Аникин Александр Васильевич получил приказание выйти из Койвисто на линию дозора №24, придя на линию дозора в 15.14 сменил катер (тип «МО-Д-3») №68 и лег в дрейф.
18 июля в час ночи для проверки дозора на катере (тип «КМ») ОВРК-86 прибыли капитан-лейтенант Ливый, капитан 3 ранга Подлесный, капитан 3 ранга Грибанюк. В 04.15 проверяющие сошли с «Мошки» и отправились дальше.
    Сам же катер в 04.20 из точки Ш=60°28ʹ5 Д=28°26ʹ8 под одним мотором перешел на новое место в точку Ш=60°29ʹ2 Д=28°27ʹ9 прибыв туда, заглушил мотор и снова лег в дрейф.
  В 04.35 согласно донесению командира катер с берега был обстрелян артиллерией противника произведшей двух-трех орудийный залп, один из снарядов калибра 8-10 дюймов (203-254 мм) лег с перелетом, второй попал в самый нос катера в районе камбуза. В результате попадания снаряда была оторвана носовая часть до бензобака, верхняя палуба до носовой 45 мм пушки. Были убиты строевой краснофлотец Бородин, электрик краснофлотец Карасев. Тяжело ранен командир отделения минеров старшина 2 статьи Фирсаев Алексей Григорьевич, легко ранены комендор старшина 2 статьи Закатов, рулевой старшина 2 статьи Кучеренко, радист краснофлотец Поздышев Владимир Иванович. Личный состав катера приступил к борьбе за спасение своего корабля. Особенно отличились, боцман старшина 1 статьи Картечкин Георгий Ильич, механик катера старшина 1 статьи Шутов Алексей Ефремович, краснофлотец Кожевников Семен Васильевич, краснофлотец Рохман Александр Ерофеевич, старшина 2 статьи Федоров Тимофей Иванович и другие члены экипажа. Так как Главные моторы не пострадали МО-304 на малом заднем ходу под 3-мя моторами начал движение в Биорке-зунд.
На другие катера дозоров прожектором был передан сигнал «У» (Терплю бедствие). К поврежденному катеру в 05.00 на помощь подошли катера (тип «МО-Д-3») №072 и (тип «КМ») ОВРК-86. По приказанию капитан-лейтенанта Ливого катер «072» взял на буксир пострадавшего и отвел его к пирсу острова Пийсаари после чего заменил МО-304 на линии дозора №24.
С МО-304 были переданы три радиограммы, о произошедшем с просьбой о помощи, но они не были приняты из-за неисправности передатчика. В 06.30 на идущие в проливе Биорке-зунд два МБКа (морские бронекатера проекта 161), на которые прожектором была передана светограмма «подойти к борту». БК-513 взяв на буксир «подранка» и отбуксировал его в Койвисто, куда прибыли в 08.00.
В 13.30 командир отряда из Койвисто радиограммой в Истребительный отряд сообщил: «04.35 находясь ДОЗК 24 Ш=60°29ʹ2 Д=28°27ʹ9 катер МО-304 подвергся обстрелу с берега противника (предположительно мыса Харанниеми). Результате прямого попадания 203 мм снаряда катеру оторвало нос до пушки. Убито 2, ранено 5. Катер отбуксирован в Койвисто».
Вечером 19 июля катер отбуксировали в Кронштадт, а 21 числа в Ленинград на ремонт.
Когда капитан-лейтенант Аникин писал донесение 18 июля, он не мог заглянуть в будущее и описал произошедшие события, как они выглядели по его видению. Но не всегда то, что мы видим, являются тем, что произошло на самом деле. Как впоследствии выяснилось, никакого обстрела не было, а была торпедная атака немецкой подводной лодки U-479, которая выпустила две торпеды по катеру, одна из которых взорвалась у берега.
Хотелось бы отметить, что взрыв у берега и попадание в катер скорее всего произошли в один момент, то есть одна торпеда прошла большее расстояние чем другая, возможно командир U-479 сначала выпустил одну торпеду предполагая, что катер на ходу взял большое упреждение и торпеда прошла перед носом катера, после чего была выпущена вторая торпеда которая и попала в нос в районе камбуза.
   Только после того как было установлено о том, что МО-304 оторвало нос торпедой, версию об артиллерийском снаряде, забыли.

304
В своих воспоминаниях «Военная вахта» командир ОВР КБФ контр-адмирал Ладинский Юрий Викторович, описывал случившееся так:
«А через неделю поступило донесение о сильном повреждении дозорного катера «МО-304». Здесь участие подводной лодки противника не вызывало сомнений.
Поскольку подвергнувшийся нападению катер находился в Койвисто, я направил туда капитана 3 ранга Павла Лукьянчикова, ведавшего в нашем отделе вопросами противолодочной обороны. И вот о чем он вскоре доложил.
Катер «МО-304» под командованием старшего лейтенанта А. В. Аникина находился в дозоре у северного выхода из пролива Бьёркёзунд. Около двух часов ночи 18 июля гидроакустик уловил шум винтов подводной лодки. Катер произвел поиск, но, ничего не обнаружив, вернулся на линию дозора и лег в дрейф. Спустя полчаса раздался взрыв.
Подводная лодка атаковала двумя торпедами. Одна попала в цель, а вторая прошла мимо и взорвалась у берега. Катеру оторвало носовую часть до рубки. Мы уже не раз отмечали хорошую живучесть корпусов этих маленьких кораблей. И сейчас морякам тоже удалось сохранить катер на плаву и задним ходом привести его в базу».
   Из воспоминаний капитана 1 ранга в отставке Валентина Воробьева:
«Так, 18 июля катер МО-304 дежурил у северного выхода из пролива Бьерке. Катер дрейфовал с работающими моторами, противника не наблюдалось, как вдруг — взрыв, оторвало носовую часть по рубку и «охотник» с трудом, задним ходом, вернулся в Койвисто. Уцелевшие катерники так и не смогли назвать причину несчастья, поэтому решили, что катер пострадал от пря­мого попадания артиллерийского снаряда, тем более на берегу за мгновения до взрыва заметили две вспышки, похожие на выстрелы из пушек».
   Обращает на себя внимание на информацию о поиске катером ПЛ, в донесении и журнале боевых действий Истребительного отряда этой информации нет.
   В книге «Морские охотники Сталина». «Неизвестная война» в Финском заливе» дается описание близкое к мемуарам Ладинского.
Уже в тот же день 18 июля в 04.36 МО № 304 в Вы­боргском заливе (Ш=60°29,2, Д=28°27,9) был торпе­дирован германской подлодкой U-479, два человека погибло, пять получили ранения. Катер, потерявший носовую часть до рубки, сумел задним ходом, а потом на буксире у СКА № 72 дойти до Койвисто, а затем для ремонта в Ленинград. Интересно отметить, что за два часа до атаки катер запеленговал шумы выходив­шей из шхер подлодки и произвел ее поиск, но имев­шаяся на борту аппаратура была столь несовершенна, что контакт оказался быстро потерян.
   Нужно отметить катера КБФ воевали с подводными лодками с 41 года и «потопили» несколько ПЛ. (правда в 42 и 43 годах в зоне действия КБФ подлодки противника не действовали, но об этом узнали только после войны), а гидроакустика на катерах использовалась для обнаружения катеров противника.
Нужно также объяснить живучесть катеров «МО», если бы торпеда попала бы в середину корпуса «мошки», то, скорее всего катер был бы потоплен.

Война в воздухе. Трофей
зайчик
mop_78
Утром 11 мая 1944 года шесть «Киттихаук» 78 истребительного авиаполка ВВС СФ ведомые капитаном Веревкиным вылетели с аэродрома Пумманки на прикрытие штурмовиков 46 штурмового полка (ведущий – старший лейтенант Рольбин). Также прикрытие Ил-2 обеспечивали Як-и из 20 ИАП (ведущий – лейтенант Лапин). Целью штурмовиков был немецкий конвой Rp.118.Ki идущий в Киркинес.
После нанесения удара Ил-2 на отходе были атакованы немецкими истребителями Bf-109 из 7-го и 8-го штаффелей 5-й истребительной эскадры ведомые во главе с командиром группы майором Эрлером. Прикрывавшие штурмовиков истребители вступили в воздушный бой.
В результате наши записали на свой счет три Ме-109 лейтенанту Кужанову из 20-го ИАП, лейтенанту Павлову и младшему лейтенанту Дзюбе из 78-го ИАП. Немцы заявили 7 побед. Обе стороны признают потери в этом бою. У нас погиб ведущий группы «Киттихаук» капитан Веревкин (при развороте врезался в воду). У немцев было двое сбитых первый Bf.109G-6 WrNr 15796, «белая 8», пилот унтер-офицер Г. Шнайдер, второй Bf.109G-6 WrNr 412304, пилот унтер-офицер Ф. фон Фельтхайм.
Обычный воздушный бой. Герой дня стал младший лейтенант Дзюба, именно он поставил точку в карьере унтер-офицер Г. Шнайдер, севшего на полуостров Рыбачий и взятого в плен. О летчике в газете ВВС СФ была на всю полосу статья, где был пересказ его действий во время воздушного боя. 
дзюба
Младший лейтенант Дзюба Дмитрий Петрович
Read more...Collapse )

Война в воздухе. Не вернувшиеся с боевого задания.
зайчик
mop_78
   Понятие «Не вернулся с боевого задания» подразумевает, что самолет не вернулся на свой аэродром, это означает только что самолет не вернулся на аэродром вылета, возможно он сел на другой аэродром или совершил вынужденную посадку. Чаще всего самолет сбит экипаж погиб, а место его гибели не известно. 
  В 19.00 9 мая 1944 года в 19 часов начальник оперативного отделения 9 ГМТАП капитан Игнашов передал приказание экипажу гвардии старшего лейтенанта Перегудова быть готовым для вылета на «Свободную охоты» к 23.00. К этому должны были подготовить самолет Ил-4 вооруженный низкой торпедой 45-36АН. О решении командира 9 гвардейского минно-торпедного полка в 20.35 было сообщено в 5 минно-торпедную дивизию. В 22.24 оперативный дежурный 5 МТАД запросил «Добро» на вылет в крейсерский полет Перегудова и обстановку на море у оперативного дежурного ВВС Северного флота. В 22.40 разрешение на вылет было получено. Отдельно было сообщено «Подлодки можно уничтожать на всем марщруте».
  Ровно в 23 часа с аэродрома «Ваенга» вылетел торпедоносец Ил-4 с бортовым номером №7. В 09.27 после истечения 10 часов самолет гвардии старшего лейтенанта Перегудова было принято считать не вернувшимися с задания, а экипаж погибшим.
27-1
Торпедоносец Ил-4 9 ГМТАП (с высотной торпедой)
  В современной литературе по боевым действиям на Севере написанной с использованием немецких источников, не встречалось ни каких упоминаний о судьбе торпедоносца.
Просматривая документы на сайте «ОБД Мемориал» удалось найти документы о том, что из немецкого плена были освобождены гвардии лейтенант Святков Сергей Николаевич, гвардии сержанта Мариза Иван Петрович, гвардии сержанта Войцев Иван Михайлович. Они входили в состав экипажа торпедоносца гвардии старшего лейтенанта Перегудова не вернувшегося с боевого вылета. Пилот гвардии старший лейтенант Перегудов среди вернувшихся из плена не значится.
данные
Экипаж торпедоносца
  Возможно все же удастся узнать обстоятельства гибели торпедоносца Ил-4 с бортовым номером 7.

Достижения в ЖЖ
зайчик
mop_78


#mylivejournal #lj18 #жж18 #деньрождения


Итальянец Лютфтваффе
зайчик
mop_78
Вопрос к знатокам авиации, что это за самолет, похож на Ю-52. Разобрался это Савоя SM.82 на аэродроме Херсонес май 44.

"Рацианализаторы" часть 2
зайчик
mop_78
На торпедные катера типа «Г-5» устанавливались различные пулеметы (иногда и пушки ШВАК), но основным был крупнокалиберный ДШК. Пулеметы ставились на рубке и над торпедными аппаратами, в передвоенные годы их еще ставили в носу в люке над машинным отделением, но из-за того что при полном ходе пулемет заливался водой вести из него эффективный огонь было затруднительно.

Торпедный катер типа «Г-5»
Главным врагом торпедных катеров в начале войны была авиация, наиболее эффективным против нее был крупнокалиберный ДШК. Пулемет «ДА-2» (Дегтярев авиационный 7,62 мм) при стрельбе обычными патронами для борьбы с авиацией был не пригоден, но мог использоваться для стрельбы по живой силе, катерам и шлюпкам.ПродолжениеCollapse )
Ружейная граната

Война на море. Из протокола допроса.
зайчик
mop_78
Из протокола допроса финского капитана взятого в плен.

"В порту Любек в городе можно свободно купить толь­ко один невкусный квас именуемый немцами пивом".

Война в воздухе. Загадочная "Пешка"
зайчик
mop_78

В воздушном бою всякое бывает, самолеты путают, отмечают падение самолетов, которые не падали, это обыденность. Воздушный поединок это «парный вид спорта» и если ты вел бой с противником, то противник должен по крайне мере хотя бы подтвердить факт воздушного боя.

13 августа 1942 года 10.20 (финское время) по маршруту остров Сескар – Сестрорецк – Тобухин маяк вылетели 6 «Брюстеров» 24 эскадрильи. В районе маяка Толбухин финские пилоты заметили одинокий Пе-2 который сбил финский асс Илмари Ютилайнен. В 11.15 финские истребители благополучно возвратились на свой аэродром.

Отрывок из мемуаров: 13 августа мы снова крутились недалеко от Кронштадта. Наши истребители ежедневно бывали там после перебазирования в Гирвас. До сих пор мы не встретили в воздухе ни одного "Ивана". Мы знали, что они рядом, так как вражеские авиабазы были забиты самолетами. В общем, недостатка в целях не было, однако мы не рвались тренироваться в штурмовке аэродромов, потому что множество зенитных орудий бдительно следили за каждым нашим маневром. Каждый раз, когда мы осмеливались спуститься слишком низко, нас встречал плотный огонь и небо заполняли черные клубки разрывов.

Мы кружили над берегами этого "Северного Гибралтара" между Валкесаари и крепостью.

Мы как раз пролетали над островным фортом, проклиная вражескую пассивность, когда я услышал вызов станции наведения. Я ответил и получил сообщение от "Сейваса" - одного из наших пунктов наблюдения. Был замечен противник. Я ответил: "Хорошо, Сейвас, мы готовы. Летим".

Мы находились на высоте 7000 футов, и я заметил что-то движущееся гораздо ниже нас. Я положил истребитель на крыло, чтобы лучше видеть, и действительно, они были там! Примерно в 3000 футах ниже нас пикировщик Пе-2 неспешно летел в направлении советского берега.

Я сообщил, что вижу цель, и спикировал за ней. В считаные мгновения пикировщик оказался у меня на прицеле и быстро рос на перекрестии. Я подходил сзади сверху и, взяв необходимое упреждение, дал первую очередь трассирующими. Моя стрельба не возымела никакого эффекта. Пилот лишь слегка довернул в сторону ближайшего острова. Я дал вторую очередь, теперь уже с меньшего расстояния. Я уже начал опасаться, что русский улизнет под прикрытие зенитных батарей Кронштадта.

Но внезапно он рухнул, подняв огромный столб воды прямо передо мной. Некоторое время самолет еще держался на поверхности, а потом затонул.

Военные корабли, находившиеся неподалеку, немедленно отправили спасательную партию на маленьком катере к месту падения, но поиски оказались напрасными. Катер никого не нашел. Судя по всему, я убил пилота.

На южном берегу наблюдатели Ижорского сектора отмечали полеты финских истребителей в 10.40-10.42 4 «Капрони» и в 11.12-11.37 6 «Капрони» «переменным курсом в районе мыса Инониеми, Сейвисте». В 11.20 6 самолетов противника наблюдали с Толбухина маяка.

Авиация КБФ в тот день летала ограничено в связи с неблагоприятной метеообстановкой. 73 авиаполк высылал свои пешки на разведку портов противника на Ладожском озере и над Финским заливом не работал. Потерь не было, не отмечено даже противодействия противника полетам.

Из 26 отдельной разведывательной эскадрильи на разведку в Финский залив в 10.17 вылетел Пе-2 (пилот старший лейтенант Сердюков Григорий Яковлевич, штурман капитан Жилкин Степан Васильевич, стрелок-радист младший сержант Севастеев Петр Дмитриевич), в 11.28 самолет благополучно произвел посадку. Также нет данных о боевом столкновении с противником.

Стоит отметить еще такой момент в 11.20 противник начал обстрел города Ораниенбаум.

Вот такая "Загадочная "Пешка" которую сбили финны, но дыма без огня не бывает и где ни будь данные по этому эпизоду всплывут. Если есть версии, буду рад их услышать.


"Рацианализаторы".
зайчик
mop_78
О приминении в Красной армии ампулометов, достаточно хорошо известно, ампулы АЖ-2 с жидкостью КС также применялись как зажигательные в авиации. Наткнулся на один небольшой интересный приказ в котором говорится:
1/ Снабдить ТКА ТКА ампулометами, ампулами с жидкостью КС по заявке командира БТКА.
Судя по всему речь шла о торпедных катерах типа "Г-5", раньше об установке на катерах ампулометов нигде не встречал. Будем искать по этой теме дальше.


Ампуломет

Война в воздухе. Битва "Чаек"
зайчик
mop_78

Этот воздушный бой ни чем не примечателен, участники не были асами, в тактическом плане он тоже ни чем нового не внес.

Финская авиация не могла похвастаться современными самолетами и их количеством, поэтому использовалось все, что попадало к ней в руки в том числе и трофейную технику. В состав эскадрильи LeLv6 входили трофейные И-153. Финская эскадрилья действовала в восточной части Финского залива осуществляя разведку действий КБФ. На острове Лавенсаари в 42 году был построен аэродром на котором базировались истребители И-153 71 истребительного авиаполка ВВС КБФ, в задачу которых входило разведка, прикрытие кораблей.

4 октября в 8.43 северный пост СНиС (служба наблюдения и связи) обнаружили 3 финских И-153 идущие курсом Ost, на высоте 200 метров. Береговая батарея 461 батарея сделала 5 выстрелов по финским самолетам из 130-мм орудий Б-13. В 08.45 с аэродрома Лавенсаари взлетели два И-153 ведущий Кучерявый Николай Прохорович и ведомый Иванов Петр Андреевич. На высоте 80-500 метров вступили в бой с 3-мя финскими «Чайками». Атаки производились сзади сверху с дистанции 600-700 метров РС и пульогнем с дистанции 50 метров, а также в лоб с дистанции 100-50 метров. В результате воздушного боя была сбита финская «Чайка» которая упала в 5 километрах юго-западнее Лавенсаари. В 08.52 южный пост СНиС наблюдал падение финского И-153 который упал в воду расстоянии 2 миль от острова Лавенсаари. В 08.53 на поддержку ведущей бой первой пары вылетели еще два И-153 ведущий Голосов Иван Ильич и Беляков Георгий Иванович. Которые с дистанции 800 метров атаковали РС-ами сзади сверху 2 финских «Чайки» выходившие их из боя с первой парой истребителей, но безрезультатно. В 09.02 с аэродрома поднялась третья пара И-153, ведущий капитан Королев Николай Иванович, но финские истребители уже ушли к себе на базу. В 09.14 все наши истребители благополучно сели на аэродром Лавенсаари.

Кучерявый Николай Прохорович
По финской версии 4 октября, три И-153 во главе с командиром 3/LеLv лейтенантом Палтилой, во время разведывательного полета над Финским заливом были обстреляны сильным зенитным огнем с острова Лавансаари а после атакованы пятью советскими И-153. Бой между «Чайками» по финской версии завершился вничью, младший лейтенант Олави Пуро, летавший на И-153 IT-18, сбил советский истребитель. В свою очередь, был подбит И-153 IT-17, который упал в воду и утонул вместе со своим пилотом сержантом Салминеном (К. Salminen). (Описание жизни финской «чайки» http://slon-76.livejournal.com/112103.html)


Финские истребители И-153. 11 октября 1942 года.

Описание с обеих сторон схожи, правда финны решили немного приукрасить результаты и обстоятельства боя.

В газете 61 авиабригады была опубликована заметка об этом бое старшего лейтенанта Кучерявый.

«БОЙ С ФИНСКИМИ РАЗВЕДЧИКАМИ, сбито 2 вражеских самолета.

Четыре фашистских ист­ребителя-разведчика, почти ежедневно появлялись в районе одного из передовых морских постов с целью разведки наших коммуника­ций.

Как только наши летчики поднимались на перехват самолетов врага и набирали высоту, гитлеровские холо­пы поворачивали обратно и уходили в сторону своей территории. Чтобы навязать бой и сбить разведчиков неприятеля, нужно было пойти на хитрость, изучив, прежде всего повадки вра­га.

Наши летчики стали под­робно изучать маршрут финских разведчиков, высоту и время их появле­ния.

Финские истребители про­изводили свои полеты по одному и тому же маршру­ту, огибая пункт Л. в 5-6 километрах от берега, где зенитный огонь был менее опасен.

4 октября с поста сообщили, что к пункту Л. приближаются 3 разведчика Самолеты с разноцветными кругами на местах опознава­тельных знаков на плоскос­тях и фюзеляже шли преж­ним курсом.

В паре с летчиком П. Ива­новым мы находились в дежурстве и поднялись в противоположную сторону маршрута вражеских истре­бителей. Чтобы наш взлет был не замечен противни­ком, и повел Иванова брею­щим полетом нал водой и, обогнув пункт С, с солнеч­ной стороны, стали набирать высоту.     

Для встречи с фашист­скими истребителями на из­вестном мне маршруте их возвращения, мы летели на высоте 800 метров. Самоле­ты врага изменили свою высоту до 50—100 метров над водой и спокойно шли в сторону своей территории.

Летчик Иванов заметил самолеты врага в тот мо­мент, когда они проходили под нами. Выйдя вперед, он указал мне, что долгожданная добыча может ускользнуть. Тогда крутым разворотом мы зашли в хвосты истребителям противника и сверху с дистанции 800 мет­ров атаковала их снаряда­ми.

Разрывы наших снарядов, финны приняли за зенитные вспышки и вас не обнару­жили. Тогда мы подошла к ним на близкую дистан­цию и пулеметным огнем разбили их строй. Три стервятника бросились в раз­ные стороны, а ведущего "финика" я атаковал в лоб и выпустил по нему изрядную порцию свинца из всех пу­леметов. Вслед за мной его атаковал Иванов и финский разбойник, сделав неуклю­жий разворот, шлепнулся в воду.

Когда один из оставшихся истребителей врага стал набирать высоту, чтобы улучшить свое положение, мы зажали его в клещи и несколькими очередями прошили ему фюзеляж. Са­молет противника задымил со снижением стал ухо­дить.

В это время на Иванова стал пикировать третий истребитель врага. Атакой снизу сбоку я выбил его из-под хвоста самолета то­варища и он сразу же стал уходить в сторону своей территория.

Поднявшиеся на помощь нам, Голосов и Беляков атаковали подбитый нами второй истребитель и доби­ли его окончательно.

Следует отметить, что финны не умеют драться, взаимно помогая друг дру­гу. Каждый из них атаки производит только, а своих интересах и защищает толь­ко себя. Тесная взаимопо­мощь и выручка в бою позволили нам одержать побе­ду над количественно пре­восходящими силами врага и одинаковыми самолетами по летно-техническим данным».


?

Log in

No account? Create an account