mop_78 (mop_78) wrote,
mop_78
mop_78

Categories:

Война в воздухе. Трофей

Утром 11 мая 1944 года шесть «Киттихаук» 78 истребительного авиаполка ВВС СФ ведомые капитаном Веревкиным вылетели с аэродрома Пумманки на прикрытие штурмовиков 46 штурмового полка (ведущий – старший лейтенант Рольбин). Также прикрытие Ил-2 обеспечивали Як-и из 20 ИАП (ведущий – лейтенант Лапин). Целью штурмовиков был немецкий конвой Rp.118.Ki идущий в Киркинес.
После нанесения удара Ил-2 на отходе были атакованы немецкими истребителями Bf-109 из 7-го и 8-го штаффелей 5-й истребительной эскадры ведомые во главе с командиром группы майором Эрлером. Прикрывавшие штурмовиков истребители вступили в воздушный бой.
В результате наши записали на свой счет три Ме-109 лейтенанту Кужанову из 20-го ИАП, лейтенанту Павлову и младшему лейтенанту Дзюбе из 78-го ИАП. Немцы заявили 7 побед. Обе стороны признают потери в этом бою. У нас погиб ведущий группы «Киттихаук» капитан Веревкин (при развороте врезался в воду). У немцев было двое сбитых первый Bf.109G-6 WrNr 15796, «белая 8», пилот унтер-офицер Г. Шнайдер, второй Bf.109G-6 WrNr 412304, пилот унтер-офицер Ф. фон Фельтхайм.
Обычный воздушный бой. Герой дня стал младший лейтенант Дзюба, именно он поставил точку в карьере унтер-офицер Г. Шнайдер, севшего на полуостров Рыбачий и взятого в плен. О летчике в газете ВВС СФ была на всю полосу статья, где был пересказ его действий во время воздушного боя. 
дзюба
Младший лейтенант Дзюба Дмитрий Петрович
«Истребители, среди которых был и Дзюба  прикрывали штурмовиков, наносивших удар по немецкому конвою. Самоле­тов противника над целью не оказалось. Дзюба увидел, как бомбы «Ильюшиных» накрыли транспорт и как вражеское суд­но стало погружаться в воду.
На отходе от цели подоспе­ли истребители противника. Шесть «стодевятых» и два «Фокке-Вульфа» на всем про­тяжении обратного маршрута пытались атаковать штурмови­ков, но пятерка североморских истребителей отбивала все атаки.
Дзюба шел ведомым у лей­тенанта Павлова. Пара «стодевятых» наседала на них: ведо­мый — на Павлова, ведущий — на Дзюбу. Вблизи своего берега Павлов расправился с пресле­довавшим его немцем и снова пристроился к основной группе, которая уже подходила к аэродрому. Дзюба хотел по­следовать за своим, ведущим, но заметил, что «Мессершмитт» не отстает от него.
«Саша, в хвосте у меня «стодевятый», — передал он Павлову, но Павлов не расслышал тревожного си­гнала. А «Мессершмитт» подхо­дил все ближе, догоняя Дзюбу. По всем повадкам фашистского истребителя было видно, что это — матерый гитлеровский волк.
Случись такая оказия в прошлом бою, Дзюба, пожалуй, ра­стерялся бы. Но сейчас, к соб­ственному удивлению, он ни­чего, кроме боевого задора, не испытывал.
Дзюба продолжал идти по прямой, стараясь не подать немцу вида, что заметил его. А сам, между тем, непрерывно следил за сближением.
В кинокартине, которая толь­ко вчера демонстрировалась на аэродроме, Кутузов говорил о наступавшем Наполеоне: «Си­лой одолеть его не берусь но перехитрить — перехитрю» Младший лейтенант решил действовать по примеру старо­го фельдмаршала.
Дзюба понимал: стоит ему показать своему преследовате­лю, что он его заметил, как не­мец сумеет подготовиться к любому контрмaневру Дзюбы, чтобы сохранить свое превос­ходство. Пусть лучше немец считает, что русский летчик беспечен и не видит опасности, нависшей над ним. А в нуж­ный момент Дзюба произведет такой маневр который окажет­ся для немца неожиданным, на какое-то мгновение поставит его в тупик, а это мгновения и решит судьбу врага.
«Мессершмитт» заходил в атаку сзади с превышением, под ракурсом одна четверть, и Дзюба не переставая следить за приближавшимся немецким истребителем ни на метр не отклонялся от курса: как шел по прямой, так и продолжал идти.     
— Давай, давай, паразит, сейчас я тебя куплю!..
Он подпустил немца на дистанцию открытия огня и, рас­считав, что вот сейчас фашист нажмет на гашетку, внезапно и резко положил машину в кру­той вираж.
Тут-то немец  и растерялся: он повторил маневр советского летчика, но скорость у него была значительно большей, большим поэтому  оказался и радиус сделанного им виража.
Дзюба получил возможность зайти в хвост «Мессершмитту», и   возможностью этой немедленно воспользовался.
Роли переменились: теперь не немец преследовал Дзюбу, а Дзюба преследовал немца. По­дойди на дистанцию 100 - 75 метров открыл огонь. Очередь пошла хорошо, но трасса легла немного  впереди носа Дзюба уменьшил упреждение и резанул по  мотору. Мотор задымил, и «Мессершмитт» резко с правым разворотом стал уходить вниз.
Дзюба не сомневался, что теперь немец от него  не уйдет «стодевятый»  дымил, да и был он совсем  близко. Еще одна точная очередь — и немец будет добит. Но Дзюба не стал добивать немца.
Когда наземные войска  подсчитывают свои победы, в сводках фигурируют уничтоженная и захваченая техника убитые и пленные немцы. В воздушных боях как правило, трофеев и пленных не бывает.
Обычно воздушный бой — это бой только на уничтожение. Летчик может, сбить, десятки Фашистских машин так ни разу и не увидав ни одного живого немца.
Дзюба не стал добивать немца. Он решил взять его живьем. Оба самолета были уже над нашей территорией, и Дзюба, дав одну, а затем и вторую очередь впереди мотора - садись, мол, дурак, а то убью! — начал прижимать немца к, земле.
Немец крутился, как мог, но красноречивые очереди Дзюбы быстро убедили его, что де­ваться ему некуда.
— Сознательный фриц по­пался — с ухмылкой по­думал Дзюба, когда «Мессершмитт» с невыпущенными шасси пошел на посадку и сел на брюхо вблизи нашею аэродро­ма. — И убеждать его долго не пришлось...
Спустя несколько минут на командном пункте Дзюба докладывал:
— «Стодевятый» сбит там-то и там-то фриц живой!
Пленного немецкого летчика привели на аэродром.
—Твои побежденный пой­ман!— кринули товарищи Дзюбе
Перед Дзюбой стоял немец­кий летчик.
Такие же немцы, с такими же тупыми лицами и пустыми оловяными глазами  свирепство вали на   Черниговщине,   в его родном селе Орловка, в колхозе «Боец». Такие же немцы спалили там все дома, и в одном из этих домов живьем сожгли сестру Дзюбы вместе с ее мужем. Такие же немцы убили на фронте двух братьев Дзюбы и растер­зали третьего — партизана. Дзюба глядел на тупое лицо и пустые оловянные глаза не­мецкого летчика, вытянувшегося перед победившим его моло­дым  советским офицером, и почувствовал, как ненависть обжигает его сердце и инстинк­тивно сжимаются кулаки.
Дзюба отлично понимал, что «достать языка» из-под самого поднебесья и интереснее и важнее, чем просто  сбить фашистский самолет, но сейчас он почти жалел, что попавший в плен немец останется в жи­вых, что своего первою немца он пощадил... Но разве не ле­тают другие немцы, которых будет истреблять младший лейтенант Дзюба?..
И следующем, третьем своем бою молодой летчик-истреби­тель снова сбил «Месоершмитт-109». Отвечая друзьям, поздрав­лявшим его с новой победой, Дзюба коротко сказал:
— Много еще мне надо мстить. Я мщу, товарищи»

Такой ценный подарок в виде немецкого истребителя командование Северного оборонительного района бросать не собиралось. Когда в штаб СОР поступил доклад от оперативного дежурного 63 бригады морской пехоты об обнаружении самолета и захвате летчика, был отдан приказ «выслать охрану самолета, летчика доставить в штаб СОР». Вечером командование отдало еще один приказ «Дано приказание командиру 347 ОПБМП – сбитые самолеты находящиеся в районе Вайтолахти (2 шт.) погрузить на 2 трактора и отправить к причалу (вост.) Восточное озерко. Командиру 988 зенитной батареи 2 трактора находящхся в его распоряжении направить командиру 347 ОПБ» (что за второй самолет неизвестно).
Тем временем в штабе СОР был допрошен сбитый летчик «16.45 Летчик взятый в плен со сбитого самолета принадлежит 7 отряд 3 авиагруппы вылетал с аэродрома Луостари, фамилия Дет Шнейдер, командир 3 группы капитан Ведер».

Трофей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments